Еще одна причина, по которой следует прочитать эту книгу

Когда я спрашивала Бога о том, что действительно ли я должна быть автором этой книги, я получила одно интересное откровение. Мне кажется, что одна из главных причин, по которой Господь поручил именно мне написать эту книгу, заключается в следующем: если бы предлагаемые мною варианты молитвы за жену были написаны мужчиной, они могли бы показаться утилитарными и даже эгоистичными. Но я призываю вас воспользоваться теми образцами молитв, которые приведены в этой книге, так как я уверена, что это будет величайшим благословением для вашей жены и вас, как ее супруга.

Пытаясь сосчитать, сколько мужчин просили меня написать эту книгу, я пришла к следующему выводу: если бы мне пришлось проводить регистрацию избирателей (как это делается в период выборов), я увидела бы, что количество мужчин, с которыми я общалась, составляет довольно солидную часть от общего числа лиц мужского пола. Это значит, что мои «избиратели» выражают ваши мысли по данному вопросу. Отсюда следует, что и вы, и я согласны с тем, что СОЗДАНИЕ ЭТОЙ КНИГИ, В СУЩНОСТИ, ВАША ИДЕЯ!

Наше прошлое

Первая половина нашей 28-летней супружеской жизни проходила в ве­ликом противостоянии и атмосфере взаимного унижения, потому что мы пытались жить по плоти, а не по духу. Каждый из нас хотел, чтобы другой изменился, и мы добивались этого своими силами, вместо того чтобы положиться на силу Бога, способного изменить нас. Наши усилия направить события в нужное нам русло приносили более чем неутеши­тельные плоды. Гнев Майкла был тем оружием, с помощью которого он управлял всей семьей, а я со своей стороны отвечала на это холодностью и отчужденностью.

Конечно, у меня была моя излюбленная молитва из трех слов, к кото­рой я всегда прибегала. Вы ее знаете: «Измени его, Господи!» Но Бог ни­когда не отвечал на эту молитву. Ни разу Он не ответил на нее. Однажды, после сильнейшей ссоры между мной и Майклом, когда боль стала про­сто невыносимой, я возопила к Богу, прося о помощи. И тогда Бог от­крыл мне, что если я согласна посвятить свою жизнь молитве за Майкла, Он посредством моих молитв поможет моему мужу измениться и стать таким, каким Он хочет его видеть. Но для этого я должна была позволить Богу дать мне новое сердце и начать смотреть на Майкла глазами Бога. Когда я согласилась на это и начала учиться молиться за Майкла так, как велел мне Господь, я начала понимать причину его неуместного гнева.

Майкл был воспитан властной и требовательной матерью, которая была очень строга к нему. Она предъявляла к нему требования, превосходившие его возможности и способности, а также не совпадавшие с его устремлениями и Божьим замыслом. Она хотела, чтобы Майкл был от­личником, а он страдал дислексией, которая у него даже не была диаг­ностирована В своих мечтах она видела Майкла врачом, а он питал страсть к музыке. Она хотела видеть своего сына преуспевающим во всем, а ему с трудом давалась учеба. Она не понимала его проблем. Да он и сам не по­нимал их.



Как бы там ни было, такое отношение матери к Майклу можно объяс­нить: ее семья раньше жила в Армении, где большинство ее родственни­ков были жестоко убиты солдатами турецкой оккупационной армии. Ее мать, бабушку Майкла, заставляли смотреть, как пытают и убивают ее детей. Подробности этого настолько ужасающи, что я не стану расска­зывать о них здесь. После убийства родных бабушка Майкла бежала в Америку и создала там новую семью, в которой родилась мать Майкла.

Страшные воспоминания, трудности, последствия нищеты, недостат­ка образования и принадлежности к этническому меньшинству в чужой и враждебной стране — все это разбивало сердце бабушки и, соответ­ственно, матери Майкла. Они были уверены в одном: необходимо усерд­но учиться и много работать, чтобы этот кошмар никогда больше не по­вторился. Поэтому член семьи, не добившийся успеха, считался обузой. Быть музыкантом, по их мнению, было несерьезно, это нельзя было счи­тать настоящей работой, имеющей хоть какую-то перспективу.

Трудности периода Великой Депрессии лишь усилили страхи мате­ри Майкла. Поскольку его детство пришлось как раз на годы после Де­прессии, в ее речи преобладали такие слова, как «выживание», «безопас­ность», «трудолюбие», «достижения» и «успех». Она не понимала смысла таких слов, как «неспособность к учебе», «художественный темпера­мент», «музыкальная одаренность» или «божественное призвание». Она считала сына трудным и малообщительным ребенком. А он просто был тем, кем был, причем постоянно страдал от мысли о том, что не соответ­ствует требованиям матери.

Все это я узнала от матери Майкла. Мы с ней очень сблизились перед нашей с Майклом свадьбой, и я полюбила ее. На то короткое время, пока рак не подточил ее силы, она стала мне матерью, какой у меня никогда не было. Борьба за жизнь, которую она вела тогда, радикальным образом изменила ее мировоззрение. Она сама говорила мне об этом.

«Я была слишком строга к нему, — однажды сказала она мне вскоре после того, как мы с Майклом поженились. — Теперь я вижу, как я была не права. Перед лицом смерти понимаешь, что по-настоящему важно в жизни. Я думаю, что Майкл подвержен вспышкам гнева и приступам депрессии из-за моего отношения к нему в школьные годы».

«Мало кто знал тогда, что верно, а что нет,— утешала я ее.—Вы посту­пали так, как считали правильным».

«Нет, я очень сильно давила на него, много критиковала его. Я хотела слишком многого», —ответила она и рассказала историю, которую Майкл поведал мне еще до нашей свадьбы.

Воспитываясь под давлением со стороны матери, которая хотела ви­деть в сыне воплощение своей мечты, Майкл всегда болезненно осозна­вал свою неспособность оправдать все ее надежды. В результате в возра­сте девятнадцати лет он пережил нервный срыв. В то время он посещал все занятия в колледже, что было весьма нелегко для человека, страдающе­го дислексией, и, кроме того, работал на полную ставку музыкантом в ноч­ном клубе. Нагрузка оказалась для него неимоверно большой. Мать пока­зала Майкла семейному врачу, который предложил поместить его в пси­хиатрическую больницу, тем более что она находилась совсем недалеко от офиса врача и от дома Майкла. По мнению доктора, не было лучшего места, где Майкл мог бы хорошо отдохнуть и получить должное лечение.

«Помещение Майкла в психиатрическую больницу было большой ошибкой, — говорила мать Майкла. — Его состояние не было таким уж

тяжелым, и предпринимать подобные меры не требовалось, тем не ме­нее он оказался взаперти и стал свидетелем ужасающего поведения по-настоящему больных людей, нуждавшихся в лечении. Вместо того чтобы помочь, этот эксперимент сильно повредил Майклу».

За день до отправления в больницу кузен Майкла пригласил его на молитвенное собрание, чтобы встретиться с Господом. Будучи верующим, Майкл тем не менее не имел духовного разумения. В результате пребы­вание в психиатрической больнице стало для него источником сильных страхов. Он боялся, что болен, что его состояние очень тяжелое, намного тяжелее, чем было на самом деле. Итак, через несколько недель пребыва­ния в лечебнице Майкл вышел из нее с сердцем, наполненным страхом. Больше всего он боялся оказаться там повторно. Даже через пятнадцать лет семейной жизни в моменты стресса и отчаяния его охватывала тре­вога и беспокойство, он впадал в уныние. Причиной такого состояния были его страхи.

«Доктор потом извинялся передо мной, — печально рассказывала мать Майкла. — Он признал, что помещение Майкла в психиатриче­скую лечебницу было большой ошибкой. Это было действительно так, потому что с тех пор Майкла постоянно преследуют депрессия и тревога».

Рассказ свекрови открыл мне глаза на истинный источник гнева Май­кла. Мне даже стало ясно, почему он на мне вымещает свой гнев и обиду на мать: он был зол на нее, а я была виновата, что называется, «за компа­нию». Но тогда я еще не была готова правильно принимать такое отно­шение к себе, потому что находилась под влиянием своего прошлого.

Меня воспитывала психически неуравновешенная мать. Она часто вела себя агрессивно и запирала меня в чулане. Вот почему моими посто­янными спутниками, вплоть до взрослого возраста, были страх, депрес­сия, ощущение безнадежности и тревога. Я считала себя неудачницей, так как моя мать постоянно твердила, что такова моя участь. Такое от­вращение матери ко мне сделало меня сверхчувствительной к поведе­нию Майкла, мне даже казалось, что он ведет себя, как моя мать. Поскольку я принесла в наш брак чувство незащищенности, резкие слова Майкла больно ранили меня, и я в ответ отдалялась от него. В моих глазах он был человеком, которому я не могла доверять, поскольку не знала, когда он собирается нанести мне новый удар клинком критики или осуждения.

Когда боль, причиняемая мне моим замужеством, стала невыноси­мой, я решила уйти от Майкла и начала думать о разводе. Именно в этот момент Бог открыл мне, что если я оставлю мысль о побеге из дома и покорюсь Его воле, по которой я должна была стать ходатаем за Майкла, Он будет использовать меня как орудие его освобождения. Если я согла­шусь молиться за мужа так, как Господь научит меня — причем для это­го мне требовалось радикально измениться, — то Он будет отвечать на мои молитвы. Все, чему я научилась в последующие годы, легло в основу моей книги Сила молящейся жены.

Несмотря на мое искреннее желание исполнять Божью волю, я все-таки спрашивала Господа; «Но почему только я должна измениться? Разве Майкл не нуждается в этом точно так же, как и я?»

Но Господь сказал мне: «Дело не в том, кто нуждается в перемене, а в том, кто хочет измениться. Если ты хочешь измениться, Я смогу начать действовать через тебя прямо сейчас».

Я не была уверена в своем желании измениться, но мне очень хоте­лось быть послушной Богу. Поэтому я сказала «да». С тех пор как я нача­ла молиться за Майкла из глубины праведного сердца — так, как велел мне Бог, — я начала замечать изменения в своем муже. Он становился менее гневливым; начинал по-новому относиться к своему прошлому,

«Я знаю, что если бы мой отец молился за нас, что было его обязанно­стью, все в нашей семье было бы по-другому, — однажды сказал мне Майкл.—Он был верным отцом и мужем и содержал семью, но он мало повлиял на мою жизнь. Я знаю, что он любил меня. Он не был злым чело­веком, просто он был пассивным. Он никогда не принимал активного участия в моей судьбе. Много лет я не мог взглянуть на эту ситуацию гла­зами матери, но сейчас я испытываю к ней новое для меня чувство со-

страдания. Ведь ей приходилось все делать самой и нести самую тяже­лую нагрузку в семье. Отец не ходатайствовал за нее перед Богом, и в доме не было нормальных взаимоотношений. Когда ей было сорок че­тыре года, у нее обнаружился рак, а в возрасте пятидесяти лет она умер­ла. Я уверен, что ее прежняя жизнь в итоге убила ее».

Это новое понимание своего прошлого существенно помогло Майк­лу понять важность его молитв за его собственную семью. Это побудило его молиться за меня. И я знаю, что большей частью своего успеха в жиз­ни я обязана его молитвам.

Сила и власть

Сила, которой обладает молящийся муж, не может быть средством кон­троля над женой. На самом деле этого и не бывает, потому что Бог не желает, чтобы мы управляли другими людьми; Он желает, чтобы мы по­зволили Ему управлять нами. Смирив себя перед Богом и позволив Ему руководить нами, мы предоставляем Ему возможность действовать че­рез нас. Когда вы ходатайствуете за свою жену, Бог использует вас как орудие Своей силы.

Сила вашей молитвы исходит от Бога. Молясь за жену, вы просите Бога применить Его силу в ее жизни. Ваша молитва позволяет вашей супруге лучше слышать голос Бога и откликаться на Его призыв. Однако не­смотря на это Бог никогда не станет идти против человеческой воли. Если кто-то не желает жить по Его воле, Он не станет мешать этому человеку. Поэтому несмотря на то, что ваши молитвы обладают большой потен­циальной силой, действующей в жизни вашей жены, все же существует предел возможностям этой силы, если ее воля—или ваша—противоре­чит воле Бога. «И вот какое дерзновение мы имеем к Нему, что, когда просим чего по воле Его, Он слушает нас» (1 Ин. 5:14).

Бог хочет, чтобы мы молились обо всем, но также Он хочет, чтобы мы молились в соответствии с Его волей. Поэтому важно просить Бога открыть нам Свою волю и научить нас молиться в соответствии с ней. Как только вы поймете, что Бог хочет слышать в вашей молитве, вы научитесь молиться искренне и постоянно. Подобно тому, как мы не можем заста­вить наших супругов поступать по нашему желанию, мы не можем ука­зать Богу, что делать, потому что исполняться должна Его воля, а не наша.

Вам дарована уникальная духовная сила, способная изменить жизнь вашей жены. Поскольку ваша духовная сила исходит от Бога, она должна использоваться в соответствии с Его замыслом. Она должна питаться Ею любовью и прославлять Его. Дарованная Богом духовная власть стоит на основании, называемом смирение, это значит, что вы должны больше хотеть служить Богу, а не управлять другими людьми. Бог желает, чтобы вы служили Ему, наступая «на всю силу вражью» (см.: Лк. 10:19) и разру­шая планы врага относительно жизни вашей жены. Если вы видите, что враг подбирается к вашему супружескому союзу, смело провозгласите:

«Я не позволю врагу разрушить наш брак».

«Я не позволю врагу вбить клин между мной и женой».

«Я не собираюсь стоять рядом и смотреть, как враг обманывает мою

жену».

«Я не позволю врагу нападать на мою жену».

«Я не допущу, чтобы взаимонепонимание доминировало в наших отношениях».

«Я не допущу, чтобы наши прошлые ошибки, ошибки даже вчераш­него дня, влияли на наше будущее».

А потом молитесь, молитесь, молитесь. Потому что, когда вы молитесь, «ни одно орудие, сделанное против вас, не будет успешно» (см; Ис. 54:17).




2615918799895742.html
2615949534799192.html
    PR.RU™