Теории прогресса и исторических циклов

Многие философы-историки, объясняя общественное развитие, строили рассуждения на основе теории прогресса. Её главная идея заключалась в том, все человечество в разные периоды своей истории – времена процветания и нищеты, войн и мира и т. п. – постепенно совершенствовалось. Прошлое, настоящее и будущее были связаны идеей направленного развития.

Концепцию прогресса обсуждали во многих трудах, и вера него поддерживалась общественными ожиданиями. Эта теория более детально была представлена в сочинениях двух французских авторов: незавершенном наброске экономиста, государственного деятеля АННА РОБЕРА ЖАКА ТЮРГО (1727–1781) «Рассуждения о всемирной истории» (1750) и произведении ЖАНА АНТУАНА НИКОЛА КОНДОРСЭ (1743–1794) «Эскиз картины прогресса человеческого разума» (1793–1794).

Известный французский математик, философ-просветитель А. Н. Кондорсе написал свой труд во время Французской революции. История человеческого рода трактовалась им как линейный закономерный процесс, последовательное и ускоряющееся движение ко всё более разумному порядку вещей. В качестве критерия прогресса рассматривалось развитие научных знаний о мире, освобождение от «тирании» природы, угнетения гражданского неравенства в обществе. Кондорсе подразделял всю историю на девять эпох. Первые пять охватывали период от древности до гибели Римской империи. Шестая эпоха – средневековье – характеризовалась как мрачное время варварства, и восьмая – от XI до конца XV в. и «от изобретения книгопечатания до периода, когда науки и философия сбросили иго авторитета» (т. е. до середины XVII в.) – понимались как время возрождения и освобождения разума. Наконец, в девятую I эпоху (от Декарта до образования Французской республики) разум «окончательно разбивает свои цепи». В этот период неизбежны великие революции: одна из них произошла в Северной Америке, другая в Европе, во Франции.

В целом все изменения в обществе должны были вести к возрастанию счастья. Согласно Кондорсе, человечество готовилось к вступлению в последнюю, десятую эпоху. Благодаря триумфу разума, дальнейшему постижению тайн природы и законов, управлявших жизнью общества, распространению просвещения были выполнены все условия для построения счастливого общества.

Главными его признаками были названы мир, справедливые принципы общественного устройства, процветание торговли, равенство между людьми и народами.

Такие взгляды были новыми для европейской исторической мысли. Вековые традиции направляли человеческие действия в настоящем и давали надежды на будущее. В рассуждениях просветителей ожидание лучшего будущего позволяло понимать настоящее и выносить оценку прошлому. Но при этом светская концепция прогресса прямо соотносилась с традиционным христианским видением истории как направленного линейного движения человечества к цели – если не к Царству Божьему, то к торжеству разума.



Хотя, согласно таким взглядам, человечество развивалось по восходящей линии, история знала и периоды варварства. Представление о прогрессивном движении преуменьшало ценность ранних эпох, понимаемых в лучшем случае как «детство» человечества. Так, эпоха европейского средневековья – время, когда доминировала христианская религия, – по логике многих просветителей, не принесла ничего, кроме религиозного фанатизма и ущемления свободы разума.

Что же тогда могло дать изучение истории? Философы не стремились к пониманию прошлого, объяснению особенностей более ранних культур в их собственных терминах. История должна была учить человечество, просвещать его. Кондорсе полагал, что знание о пройденном пути позволяло представить правдоподобную картину будущих судеб человеческого рода по результатам его истории. Рассказ о средних веках мог показать, куда заводят людей предрассудки и невежество. Чтобы такие сочинения читались, их следовало писать, обращая внимание на литературную форму, на красноречие и изящество стиля. Так, история давала уроки философии на ярких примерах из прошлого.

Не все философы-просветители придерживались оптимистических взглядов на развитие цивилизации. Французский писатель, философ ЖАН ЖАК РУССО (1712–1778) не считал, что прогресс наук и искусств пошел на благо людям. Совершенствование одной из сторон человеческой природы – разума – было достигнуто за счёт подавления способности чувствовать и переживать. В своей работе «Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми» (1755) Руссо доказывал, что свободными, здоровыми, добрыми и счастливыми люди были лишь в древности, во времена своего «естественного состояния». Затем идея частной собственности вызвала к жизни разнообразные пороки, породила рабство и нищету. Таким образом, цивилизация была продуктом разложения «естественного состояния». История человечества могла прочитываться как процесс старения и упадка.



Наряду с теориями прогресса философы-историки разрабатывали и концепции культурно-исторических циклов. Этим концепциям, не обещавшим ни усовершенствования разума, ни всеобщего счастья, не удалось достичь той общественной популярности, которую приобрели идеи прогресса. Последователи прогрессистского взгляда представляли то направление в знании, которое господствовало в XVIII в. Оно опиралось на картину мира, сформированную воззрениями Ф. Бэкона, Р. Декарта, И. Ньютона. В её основе лежали точные и естественные науки, с помощью методов которых объяснялась не только природа, но и жизнь человеческого общества в прошлом и настоящем. Сторонники теории циклов придерживались таких представлений о мире, в которых наряду с разумом признавалась важность человеческих чувств – эмоций, интуиции. Это направление соотносилось в значительной мере с традициями Ренессанса и гуманизма.

В 1725 г. ДЖАМБАТТИСТА ВИКО (1668–1744), неаполитанский профессор риторики, напечатал первое издание «Оснований новой науки об общей природе наций». В этом сочинении была предложена целостная оригинальная теория исторического процесса и методов познания истории.

Вико не соглашался с распространенным мнением, что только с помощью математических и естественнонаучных знаний можно постичь истину, и с тем, что истории в этом процессе отводилось подчинённое место. По мысли Вико, ошибочно думать, что исследование природы более доступно, чем познание прошлого. Природа сотворена Богом, и он один может знать что-либо о ней. А история, как мир человеческих поступков, создавалась людьми, выражалась в надеждах, страхах, желаниях, усилиях, и поэтому более важна и доступна для изучения. Надо понять, в чём люди походили и все ещё походят друг на друга, и это может дать всеобщие основания для «новой науки».

«Новая наука» строилась на антикартезианских основаниях. Люди рассматривались не как исключительно рациональные индивиды, которым во все эпохи были присущи одни и те же природные черты. В отличие от сторонников теорий естественного права и общественного договора, Вико полагал, что образ мыслей людей существенно изменился. Большие трансформации произошли в коллективном сознании, в разделяемых людьми представлениях и способах рассуждать о мире. Важно было понять эти изменения, изучать их как события культурной истории человечества.

В прошлом и настоящем последовательно сменяли одна другую три эры – «божественная» (период до формирования государств, когда возникли семья, письменность, религия, основы права), «героическая» (время господства аристократии и её борьбы с плебеями) и человеческая» (эра преобладания разума, демократии, расцвета городов).

Для каждой из них характерно особое коллективное сознание. Его специфика отражалась в законах, поэзии, религии, структуре социальных институтов. Так, культура мыслилась как целостная система, изменяющаяся со временем.

Все три эпохи были по-своему ценны. В отличие от авторов, писавших о прогрессе, Вико не возвышал третью, «человеческую», стадию. Подобно цветку, который начинает увядать в самом расцвете, упадок обществ начинается в эпоху людей. Разум набирает силу, гражданское повиновение замещает слепое подчинение закону, в способах рассуждения преобладает логика, а в литературе – проза, наука объясняет природу, и равные права поддерживают демократическое устройство. Но человеческие достижения побеждают сами себя. Исторический цикл заканчивается, наступает новое варварство; за ним на более высокой стадии должен начаться следующий цикл. Общество, по Вико, может избежать этого, только если будет остановлено в своем развитии, как это случилось с индейцами при экспансии европейцев или с жителями Карфагена, разрушенного римлянами.

Концепция Вико, сочетающая прогресс и циклизм, философско-историческое построение, идею самоценности и различия эпох, возможность понимания прошлого с точки зрения присущей ему логики, не была по достоинству оценена в век Просвещения. Признание к автору пришло позднее.

Одним из немногих последователей Вико был И. -Г. Гердер. В сочинениях этого немецкого мыслителя были выражены не только идеи просветителей, но и ранние романтические взгляды. В своем главном труде «Идеи к философии истории человечества» (1784–1791) Гердер попытался представить широкую картину прошлого и настоящего народов мира, рассматривая человеческую историю как продолжение истории природы. Сторонник теорий о влиянии климата, Гердер считал, что именно природа установила общий и неизменный порядок человеческой истории вместе со всеми её потрясениями и поворотами. Все люди имели единую природу, однако её проявления были многообразны. Для анализа опыта разных народов в сочинении использовалось понятие культуры. Согласно концепции Гердера, каждый народ обладал своей культурой – то есть присущими лишь ему укладом жизни, системой ценностей, способом осмысления мира. В сочинении Гердера пересматривалось неписаное правило века Просвещения, по которому Европа, с её традициями и стилями мышления, представала образцом для народов других стран. В этом тексте европоцентризм трактовался как проявление гордыни, а путь западных государств – как один из многих возможных.

Культуры, по мысли Гердера, подчинялись универсальному ходу вещей: они, каждая в свое время, зарождались, развивались, достигали своей вершины и затем «увядали». Каждая стадия понималась как ценная, приносящая свои плоды. Целью развития человечества было достижение «гуманности» – раскрытие душевных способностей человека, рост просвещенности и развитие разума. Устройство обществ прошлого, настоящего и будущего можно было объяснить, руководствуясь теорией органического движения культур. История интерпретировалась Гердером как «история перемен», в которой внимания заслуживало не только всеобщее и типическое, но и уникальное.


2619034746206758.html
2619087459425176.html
    PR.RU™